Рассмотрен иск к ООО «Запсибнефтехиммонтаж» о взыскании 9 213 914 руб.

 

 

Суд установил:т публичное акционерное общество  «Нефтяная компания «Роснефть»  (далее – истец) обратилось  в  Арбитражный  суд  Ханты-Мансийского  автономного  округа  – Югры  с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Запсибнефтехиммонтаж» (далее –  ответчик) о  взыскании  неустойки  в размере 9 213 914 руб. 13 коп.      

В качестве основания для удовлетворения требований истец ссылается на ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств по договору №100016/09211Д от 01.12.2016 (далее - договор) на строительство объекта «Обустройство кустов скважин (куст 376) Приобского м/р».

В ходе судебного заседания представитель истца заявленные требования и доводы искового заявления поддержал.

Ответчик требования истца не признал по мотивам, изложенным в отзыве. Ответчиком заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля Чаплыгина А.А. с целью установления кто расписался под фамилией Чаплыгин в предписании № КС00047444-02 от 06.10.2017 и Чаплыгин ли ставил дату возле неустановленной подписи.

Истец возражал против заявленного ответчиком ходатайства.

В силу части 2 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права.

В соответствии с частью 1 статьи 88 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по ходатайству лица, участвующего в деле, арбитражный суд вызывает свидетеля для участия в арбитражном процессе. По смыслу части 1 статьи 88 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации удовлетворение ходатайства о вызове и допросе в качестве свидетелей определенных лиц представляет собой право, а не обязанность суда. Наличие у суда такого права предполагает оценку необходимости вызова лица для дачи показаний.

В силу статьи 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

Между тем, о фальсификации предписания № КС00047444-02 от 06.10.2017 ответчиком не заявлено, ссылка на спорное предписание имеется в акте целевой проверки качества строительства объекта от 07.02.2018, который ответчиком не оспаривается;

получение ответчиком акта от 06.10.2017 также подтверждается документом с подписями представителя ответчика, факт наличия указанных в предписании нарушений ответчиком не оспаривается.

Учитывая, что полномочия лица подписавшего и получившего предписание подтверждены документально, визуально подписи на предписании, акте целевой проверки и иных документах, имеющихся у истца, не различаются, свидетельские показания не будут являться допустимыми доказательствами в рассматриваемом случае, суд отказывает в удовлетворении ходатайства о вызове свидетеля.

Ответчиком заявлено ходатайство о назначении почерковедческой экспертизы с целью определения подписано ли предписание № КС00047444-02 от 06.10.2017 Чаплыгиным А.А., а также одним ли лицом проставлена дата «06.10.2017» в указанном предписании.

Истец представил письменные пояснения относительно заявленного ответчиком ходатайства о назначении почерковедческой экспертизы, в которых выразил несогласие на ее проведение.

Рассмотрев заявленное истцом ходатайство, суд приходит к следующему выводу.

В соответствии с частью 1 статьи 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле. В случае, если назначение экспертизы предписано законом или предусмотрено договором либо необходимо для проверки заявления о фальсификации представленного доказательства либо если необходимо проведение дополнительной или повторной экспертизы, арбитражный суд может назначить экспертизу по своей инициативе.

По смыслу части 1 статьи 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации назначение экспертизы является правом суда, а не его обязанностью. Необходимость разъяснения вопросов, возникающих при рассмотрении дела и требующих специальных познаний, определяется судом, разрешающим данный вопрос.

При этом вопросы, разрешаемые экспертом, должны касаться существенных для дела фактических обстоятельств.

Согласно выраженной в постановлении Президиума ВАС РФ от 9 марта 2011 года № 13765/10 правовой позиции, судебная экспертиза назначается судом в случаях, когда вопросы права нельзя разрешить без оценки фактов, для установления которых требуются специальные познания, а, следовательно, требование одной из сторон о назначении судебной экспертизы не создает обязанности суда ее назначить.

Правовое значение заключения экспертизы определено законом в качестве доказательств, которое не имеет заранее установленной силы, не носит обязательного характера и в силу статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит оценке судом наравне с другими представленными доказательствами.

Таким образом, суд может отказать в назначении экспертизы, если у него исходя из оценки уже имеющихся в деле доказательств сложилось убеждение, что имеющиеся доказательства в достаточной мере подтверждают или опровергают то или иное обстоятельство.

Оценив имеющиеся в деле доказательства, суд считает, что в данном случае, исходя из предмета заявленных исковых требований и обстоятельств, подлежащих доказыванию в рамках этих требований, имеющихся в деле доказательств достаточно для исследования и оценки доводов сторон.

Суд, заслушав представителей сторон, исследовав материалы дела, находит исковые требования подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, между истцом (заказчик) и ответчиком (подрядчик) заключен договор №100016/09211Д от 01.12.2016 (далее - договор) на строительство объекта «Обустройство кустов скважин (куст 376) Приобского м/р» (далее - объект).

Цена договора составляет 177 190 656,32 рублей (пункт 3.1 договора).

В пункте 5.1 договора в редакции дополнительного соглашения №1 от 05.03.2018 установлены следующие сроки выполнения работ: начало выполнения работ - 21.03.2017, окончание выполнения работ - 28.02.2019. Работы выполняются согласно графику производства работ (Приложение № 4 - далее ГПР) по законченным этапам.

В соответствии с п. 11.7 договора заказчик вправе осуществлять контроль и надзор за ходом и качеством выполняемых работ, соблюдением сроков их выполнения, не вмешиваясь при этом в оперативно- хозяйственную деятельность подрядчика.

Согласно пункту 24.1 договора конкретные нарушения и меры ответственности по ним согласованы сторонами в приложении № 19 к договору.

Ссылаясь на неисполнение ответчиком обязательств по исполнению предписаний строительного контроля, истец обратился с иском в арбитражный суд.

В силу пункта 1 статьи 740 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору строительного подряда подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить иные строительные работы, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять их результат и уплатить обусловленную цену.

Пунктом 1 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Пунктом 2.14 приложения №19 к договору предусмотрена ответственность подрядчика за невыполнение требований строительного контроля заказчика по замечаниям, связанным с допущенными подрядчиком в процессе производства работ отступлениями от требований проектной и/или рабочей документации в виде штрафных санкций в размере 0,05% от цены договора за каждый день просрочки.

06.10.2017 работниками строительного контроля заказчика проведена проверка соответствия выполненных работ требованиям проектной (ПСД), технической и распорядительной документации (РД), в ходе которой выявлено, что работы на объекте ведутся с отступлениями от ПСД и РД, о чем выдано предписание №КС00047444-02 от 06.10.2017 со сроком устранения нарушений 26.10.2017.

Указанное предписание со стороны заказчика подписано ведущим специалистом ОСК Приобский регион УСК Козяр В.В., действующим на основании приказа № 531 от 10.08.2017, со стороны подрядчика – руководителем проекта Чаплыгиным А.А., действующим на основании приказа № 148/01 от 10.05.2016.

07.02.2018 на объекте проведена целевая проверка качества строительства объекта, соответствия требованиям проектной документации, технических регламентов и пр., о чем составлен акт целевой проверки от 07.02.2018, в котором зафиксировано, что нарушения, указанные в предписании от 06.10.2017, в установленный срок не устранены.

Акт целевой проверки качества со стороны подрядчика подписан Чаплыгиным А.А., действующим на основании приказа № 22/01 от 16.01.2018.

Возражая против удовлетворения заявленных требований, ответчик ссылался на то, что предписание от 06.10.2017 до направления истцом претензии в адрес ответчика не поступало. Подпись в предписании от имени Чаплыгина А.А. указана без расшифровки и без подтверждения, что ее принял Чаплыгин А.А. Выполненная на последнем листе предписания подпись визуально не похожа на подпись Чаплыгина А.А.

Между тем, о фальсификации предписания № КС00047444-02 от 06.10.2017 ответчиком не заявлено, ссылка на спорное предписание имеется в акте целевой проверки качества строительства объекта от 07.02.2018, подписанном представителем ответчика без замечаний, факт получения которого ответчиком не оспаривается; получение ответчиком акта от 06.10.2017 также подтверждается документом с подписями представителя ответчика, который также ответчиком не оспаривается.

Оригиналы указанных документов приобщены к материалам дела.

Ссылка ответчика на то, что предписание от 06.10.2017 до направления истцом претензии в адрес ответчика не поступало, является несостоятельной, поскольку в приложении к акту целевой проверки от 07.02.2018, факт подписания и получения которого ответчиком не отрицается, указано предписание от 06.10.201,.

Также в отзыве на иск ответчик ссылается на то, что подрядчик не уполномочивал Чаплыгина А.А. на получение предписания.

В силу пункта 1 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 5 статьи 185 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами, или через представителей, действующих на основании доверенностей, выданных названными органами.



Согласно пункту 1 статьи 182 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

Полномочие может также явствовать из обстановки, в которой действует представитель (продавец в розничной торговле, кассир и т.п.).

О фальсификации доказательств в порядке, предусмотренном статьей 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, ответчиком не заявлено. Согласно приказу № 148/01 от 10.05.2016 Чаплыгин А.А. назначен руководителем проекта. Доказательств того, что Чаплыгин А.А. не является работником ответчика и осуществление таких юридически значимых действий как подписание предписания не входит в круг его должностных обязанностей, ответчиком в материалы дела вопреки статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о бремени доказывания не представлено.

Довод ответчика о том, что истец документально не обосновал, что Козяр В.В. имеет отношение к строительному контролю истца и имел право выдавать предписания для ответчика, подлежит отклонению.

Предписание от 06.10.2017 от имени истца подписано ведущим специалистом ОСК Приобский регион УСК ООО «РН-ЮНГ» Козяр В.В. на основании приказа №129 от 02.03.2017 «Об организации строительного контроля за объектами строительства

ООО «РН-Юганскнефтегаз» и назначении уполномоченных представителей заказчика». Полномочия лица, подписавшего предписание от имени истца, заказчиком не оспариваются.

 

Ссылка ответчика на то, что в пункте 1 таблицы предписания указан срок устранения 16.08.2017, а само предписание вынесено 06.10.2017, во внимание не принимается.

Поскольку доказательств устранения нарушений, перечисленных в пунктах 2-5 предписания в установленный срок, ответчиком не представлено. Факт наличия указанных в предписании нарушений ответчиком не оспаривается.

Оценив и исследовав представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принимая во внимание доказанность материалами дела факта получения ответчиком предписания от 06.10.2017, учитывая, что факт наличия подпущенных в предписании нарушений ответчиком не оспаривается, доказательств их устранения в материалы дела не представлено, суд приходит к выводу о наличии оснований для взыскания с ответчика неустойки за неисполнение предписаний строительного контроля.

Согласно расчету истца сумма неустойки составляет 9 213 914, 13 рублей за период с 27.10.2017 по 07.02.2018.

Расчет судом проверен, признан верным.

Ответчиком заявлено ходатайство о снижении размера неустойки.

Исходя из принципа осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (статья 1 Гражданского кодекса Российской Федерации) неустойка может быть снижена судом на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика.

В пункте 69 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее -

постановление № 7) разъяснено следующее.

Подлежащая уплате неустойка, установленная законом или договором, в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства, может быть уменьшена в судебном порядке (пункт 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а равно некоммерческая организация при осуществлении ею приносящей доход деятельности, снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению такого должника, которое может быть сделано в любой форме (пункт 1 статьи 2, пункт 1 статьи 6, пункт 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации), а соответствующие положения разъяснены в пункте 71 постановления № 7.

 

Бремя доказывания несоразмерности неустойки и необоснованности выгоды кредитора возлагается на ответчика. В свою очередь, возражая против заявления об уменьшении размера неустойки, кредитор не обязан доказывать возникновение у него убытков (пункт 1 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации), но вправе представлять доказательства того, какие последствия имеют подобные нарушения обязательства для кредитора, действующего при сравнимых обстоятельствах разумно и осмотрительно (пункты 73, 74 постановления № 7).

В пункте 77 указанного постановления № 7 разъяснено, что снижение размера договорной неустойки, подлежащей уплате коммерческой организацией, индивидуальным предпринимателем, а равно некоммерческой организацией, нарушившей обязательство при осуществлении ею приносящей доход деятельности, допускается в исключительных случаях, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства и может повлечь получение кредитором необоснованной выгоды (пункты 1 и 2 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Степень несоразмерности заявленной неустойки последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, в силу чего суд вправе дать оценку указанному критерию, исходя из своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного дела.

В силу части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации законодатель устанавливает основания и пределы необходимых ограничений прав и свобод конкретного лица в целях защиты прав и законных интересов других лиц. Это касается и свободы договора при определении на основе федерального закона такого его условия, как размер неустойки: он должен быть соразмерен указанным в этой конституционной норме целям. Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе и направленных против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки.

В Определении  Конституционного  Суда  Российской  Федерации  от  26.05.2011

№ 683-О-О указано, что пункт 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации закрепляет право суда уменьшить размер подлежащей уплате неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, и, по существу, предписывает суду устанавливать баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и размером действительного ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения, что согласуется с положением статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которым осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Как отмечено в пункте 75 постановления № 7 при оценке соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства необходимо учитывать, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, а также то, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования (пункты 3, 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Доказательствами обоснованности размера неустойки могут служить, в частности, данные о среднем размере платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым кредитными организациями лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность, либо платы по краткосрочным кредитам, выдаваемым физическим лицам, в месте нахождения кредитора в период нарушения обязательства, а также о показателях инфляции за соответствующий период. Установив основания для уменьшения размера неустойки, суд снижает сумму неустойки.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 2 Постановления Пленума от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации», разрешая вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения денежного обязательства, и с этой целью определяя величину, достаточную для компенсации потерь кредитора, суды могут исходить из двукратной учетной ставки (ставок) Банка России, существовавшей в период такого нарушения. Вместе с тем, для обоснования иной величины неустойки, соразмерной последствиям нарушения обязательства, каждая из сторон вправе представить доказательства того, что средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым кредитными организациями субъектам предпринимательской деятельности в месте нахождения должника в период нарушения обязательства, выше или ниже двукратной учетной ставки Банка России, существовавшей в тот же период. Снижение судом неустойки ниже определенного таким образом размера допускается в исключительных случаях, при этом присужденная денежная сумма не может быть меньше той, которая была бы начислена на сумму долга исходя из однократной учетной ставки Банка России.

Согласно расчету суда обоснованная сумма неустойки составляет 7 552 388,63 руб.

Исходя из фактических обстоятельств дела, учитывая существенный размер предъявленной ко взысканию в данном случае неустойки, рассчитываемой от высокой цены договора, приходит к выводу о возможном применении статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и  уменьшения размера неустойки до  7 552 388,63 руб. (исходя  при  расчете  из  двукратной  учетной  ставки  Банка России,  существовавшей  в период нарушения – 7,5 %*2).

В остальной части неустойка взысканию не подлежит.

Согласно разъяснению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенного в пункте 9 Постановления Пленума от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» если размер заявленной неустойки снижен арбитражным судом по правилам статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации на основании заявления ответчика, расходы истца по государственной пошлине не возвращаются в части сниженной суммы из бюджета и подлежат возмещению ответчиком исходя из суммы неустойки, которая подлежала бы взысканию без учета ее снижения.

Руководствуясь статьями 9, 16, 64, 65, 71, 110, 167-171, 176, 180, 181 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, Р Е Ш И Л:
исковые требования «Роснефть» удовлетворить частично. Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Запсибнефтехиммонтаж» в пользу «Роснефть» 7 552 388,63 руб. неустойки, 69 070 руб. расходов по уплате государственной пошлины.

В остальной части иска отказать.

Исполнительный лист выдать после вступления решения в законную силу.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: