Мигрантка из Кыргызстана: «Жила в вагонах, курятнике, собачьей конуре»

Тазагул Абдыкаарова рассказала о том, как она живет на протяжении 20 лет в Москве


Vesti.kg продолжают серию рассказов о кыргызстанцах, перебравшихся за границу. На этот раз Тазагул Абдыкаарова рассказала о том, каким образом складывалась ее жизнь в столице России на протяжении 20 лет.
Как давно и по какой причине вы уехали из Кыргызстана?
В Кыргызстане я служила в войсках на женской зоне. После развода с мужем тяжело приходилось, не смогла дальше нести службу. Надо было кормить троих детей. Подработок у нас не было. Так, уехала из республики в 1999 году.
С какими трудностями вам там пришлось столкнуться?
Москва не принимает тебя сразу с раскрытыми объятиями. Трудностей было очень много. Два года я работала поваром на стройке. Жила с рабочими в вагонах, курятнике, собачьей конуре. Подрабатывала, убираясь на кладбище.​ После чего я начала убираться в коттедже, где и жила. Порой чувствовала себя униженной, когда маленькая жительница квартиры просила меня подать ей что-либо или убрать за ней. Складывалось ощущение, будто я прислуживала им. Когда начала получать неплохие деньги, перестала стесняться. Наоборот, говорила себе, что я таким образом помогаю людям.
Какие отношения сложились у вас с местным населением?
Я приехала в Москву в ту пору, когда там было мало кыргызстанцев. На моем пути встречались в основном хорошие люди. Они помогали мне, мы дружили. Мои работодатели начали говорить обо мне своим знакомым, так у меня появилась другая работа. Позднее я начала заниматься уборкой квартир. Этим занимаюсь и по сей день. Я тогда работала одна. Сейчас у меня есть команда. Сначала позвала на работу свою сестру, та свою знакомую – так и появилась цепочка. Незнакомых людей не зову на работу, я их не смогу рекомендовать работодателям. Теперь члены моей команды, можно сказать, «выпорхнули» из гнезда. Сейчас у каждого из них есть уже свои клиенты.
Много ли обидчиков встретили за 20 лет жизни в чужой стране?
Милиционеры всегда придирались к каждому слову, букве в документе, искали причины получить деньги. Ругались на то, что мы живем не по прописке. А как было иначе? Мигранту иначе не выжить. За 20 лет наслушалась как хороших, так и обидных слов в свой адрес. Если их посчитать, хороших слов будет больше.
Как давно вы получили российское гражданство? Изменилась ли ваша жизнь с приобретением данного документа?
Девять лет назад. Устав жить в вагоне, семь лет назад начали снимать квартиру. Впустила в нее наших земляков. Дома всегда было место для нуждающихся. Бывали такие случаи, когда кто-то не может оплатить жилье либо болеет, тогда они там оставались. Бывало, что приносила человека с улицы, отмывала, одевала его, кормила. Месяца три я им помогала, после чего попросила уступить место другим, более нуждающимся в приюте людям. Некоторые из них сейчас встали на ноги. Кто-то встречает на улице, благодарит меня за помощь.
Планируете ли вы возвращаться на родину?
Недавно у меня кто-то спросил: «Хотите ли вы вернуться на родину?». Я задумалась. Задала этот вопрос себе. Мы с детьми хотим вернуться, но также думаем о внуках, которые выросли в столице России. Вместе с тем есть боязнь того, что я не смогу жить в КР. Я отвыкла от той жизни. Не знаю, смогу ли я вернуться туда, несмотря на то, что в Бишкеке у нас есть квартира. Мы хотим купить там дом. Однако пока у нас есть ипотека на московскую квартиру, дом на родине остается заветной мечтой. Отмечу, что старость я хотела бы встретить все же на родине рядом с близкими людьми.




Медина Купсулдаева
Фото www


Данная публикация выпущена в рамках проекта «Развитие комплексной системы правовой и информационной поддержки мигрантов и содействие в защите их прав», реализуемого ОО «Ресурсный центр для пожилых».


 


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: